КРЫМСКИЕ МОРСКИЕ ПОРТЫ

КРЫМСКИЕ
МОРСКИЕ ПОРТЫ

Государственное
унитарное предприятие
Республики Крым

г. Керчь, ул. Свердлова, 49

Пн. - Чт. с 8:00 до 17:00

233 1 02/06/2020

К 145-летнему юбилею Кыз-Аульского маяка

В мае текущего года исполнилось 145 лет Кыз-Аульскому маяку, расположенному на южном берегу Керченского полуострова на возвышенности мыса Кыз-Аул (в переводе с тюркского - Девичья Деревня; с турецкого - Лебединая Деревня).

 

В XVIII веке после заключения Кючук-Кайнарджийского мирного договора (1774 г.) и присоединения Крыма (1783 г.) Россия прочно и навсегда утвердилась на берегах Черного моря. Сразу после этого российское государство приступило к реализации политики, направленной на интенсивное развитие Черноморского флота и морской торговли на юге страны. Развивались порты в Ростове и Таганроге, были основаны порты в Керчи, Мариуполе и Бердянске. В результате в XIX веке интенсивность судоходства в Керченском проливе и на подходах к нему многократно возросла.

Развитие судоходства, несомненно, требовало развития системы обеспечения безопасности мореплавания. Особенно это касалось мелководного Керченского пролива, подходы к которому изобилуют каменистыми банками и песчаными отмелями, представляющими серьезную опасность для судов и в настоящее время.

В 1820 году на мысе Фонарь, расположенном в северной части Керченского пролива, был построен Еникальский маяк, который обеспечивал мореплавание при подходе к Керченскому проливу с севера. Для решения аналогичной проблемы при подходе к проливу с юга было принято решение о строительстве маяка на мысе Таклы (Такиль).

Таклынский маяк был построен в 1833 году одесским купцом Тамазини, хорошо зарекомендовал себя у мореплавателей. Однако в 1847 году маяк был разрушен оползнем, а новый маяк, построенный в одном километре от береговой линии, оказался расположен неудачно, имел недостаточную освещенность и оказался бесполезен для мореплавателей. В результате возникла острая необходимость в строительстве нового маяка на этом участке.

Гидрографы, изучив побережье, обратились к Керчь-Еникальскому градоначальнику, герою Синопского сражения и обороны Севастополя вице-адмиралу Александру Петровичу Спицыну, хорошо знавшему морской театр этого района, с просьбой высказать свои соображения по выбору места для будущего маяка. А.П. Спицын предложил поставить маяк на оконечности мыса Кыз-Аул, откуда его огонь будет не только указывать путь кораблям в Керченский пролив, но еще и оградит скалы Эльчан-Кая, Кыз-Аульскую банку и обширный риф Кишлы на Таманском берегу.

Доводы опытного мореплавателя поддержал и Директор маяков Черного и Азовского морей, капитан 1 ранга В.И. Зарудный. Осенью 1871 года он докладывал в Гидрографический департамент: «... новый маяк следует строить на Кыз-Аульском мысу, поскольку ни одна часть Черного моря не представляет таких затруднений для мореплавания, как Керченский пролив и подходы к нему. А существующий Такильский маяк не решает своей задачи.»

Одновременно с докладом в Петербург ушло и ходатайство самого вице-адмирала А.П. Спицына перед Морским министром генерал-адъютантом             Н.К. Краббе. В итоге было принято решение о начале строительства маяка на мысе Кыз-Аул, и выделены для этого необходимые денежные средства.

К маю 1875 года на вершине косогора Кыз-Аульского мыса, в 180 м от уреза воды, из местного камня возвели тридцатиметровую маячную башню в форме восьмигранной колонны, увенчанной капителями, ажурной галереей и круглым фонарным сооружением с медным шлемовидным куполом. Раскраска башни белыми и черными вертикальными полосами эффектно подчеркивала элегантность и стройность всего сооружения.

Внешняя часть восьмигранной башни была выстроена из верхних слоев ракушечника, наиболее твердых, внутренняя – из более мягких. Толщина стен башни в основании – более двух метров. Созданная по проекту французского архитектора она представляет собой произведение искусства. Внутри башни кованая лестница из 156 ступеней из старинного чугунного литья ведет в фонарное сооружение. По всему периметру фонарного сооружения равномерно распределены розетки латунных вентиляторов, а над головой – кольцевой решетчатый чугунный настил маячного отсека, опирающийся на чугунные косынки изящного литья. Довершает весь этот незабываемый декор мощная центральная чугунная колонна с насаженной круглой металлической платформой, предназначенной для установки светооптического аппарата, подкрепленной снизу косынками ребер жесткости.

Рядом с башней построили добротный двухэтажный дом на четыре квартиры для служителей маяка и членов их семей.

В мае 1876 года в просторном фонарном сооружении маяка установили новинку – перворазрядный светооптический аппарат Френеля (высотой 2,6 м, диаметром 1,84 м) постоянного огня. Дорогостоящее (65000 франков) и тяжелое (весом более тонны) оборудование доставили морем из Франции сначала в Одессу, а оттуда в Керчь. Источником света служила масляная горелка, установленная внутри оптического аппарата на регулируемой подставке. При настройке огня добивались того, чтобы наиболее яркая и прозрачная часть пламени находилась строго в оптическом центре аппарата. Только в этом случае отраженные и преломленные в многочисленных линзах световые лучи выходили в окружающее пространство плоским световым потоком большой мощности.

Летом 1897 года масляную горелку заменили керосинокалильным аппаратом. Яркость огня увеличилась, а обслуживать огонь стало значительно легче.

Изначально маяк светил постоянным огнем: белым по центру и зеленым по бокам. Для этого в углах фонарного сооружения на всю высоту фонаря были установлены прозрачные панели зеленого стекла определенной ширины. Они образовывали зеленые сектора заданных углов освещения. Белый огонь указывал путь судам в Керченский пролив, зеленые сектора ограждали камни Эльчан-Кая, Кыз-Аульскую банку и риф мыса Кишлы (Железный рог).

Вскоре выяснилось, что зеленый огонь восточного сектора ввиду большой удаленности от Кишлынской банки слаб. Мореплаватели настаивали на замене его красным, отчетливо наблюдаемым на большем удалении. В 1906 году характеристику огня изменили. Теперь белый, с дальностью видимости 21 миля, освещал дугу горизонта от 90° до 240 ½°, указывая путь кораблям в Керченский пролив. Зеленый в секторе 240 ½° до 250°, видимый на удалениях до 13 миль, ограждал камни Эльчан-Кая, а красный, в секторе 74¾° до 90° с дальностью 17 миль, предупреждал мореплавателей об опасностях Кыз-Аульской и Кишлинской банок.

 

Кыз-Аульский маяк за свою жизнь пережил несколько войн. Известно, что маяк прекращал освещение в период Русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов. Однако хорошо история маяка известна только во время Великой Отечественной войны. В этот период маяк действовал до ноября 1941 г. Работники маяка обеспечивали безопасность мореплавания в районе маяка и Керченского пролива, давали ориентиры корабельной артиллерии.

В связи с приближением фронта, запасы осветительного керосина были уничтожены, оптическая система маяка и наиболее ценное оборудование демонтированы и вместе с личным составом маяка эвакуированы на Таманский берег без потерь.

В период между оккупациями Керченского полуострова фашистами (декабрь 1941 года - май 1942 года) на маяке было установлено временное оборудование, и периодически маяк зажигался в целях обеспечения безопасного прохода советских кораблей и судов.

После тяжелых кровопролитных боев 11 апреля 1944 года Керчь была освобождена, и уже 12 апреля 1944 года, несмотря на то, что при отступлении фашисты заминировали маяк, он возобновил освещение временным фонарем, установленным наверху башни.

 

В 1946 году на маяк был возвращен прежний светооптический аппарат Френеля, одновременно маяк был переведен на электрическое освещение от автономных источников питания. В этом же году был установлен радиомаяк американского производства РМС-3м. Для электрификации маяка использовалось американское оборудование, полученное по ленд-лизу.

В 1954 году маяк был капитально отремонтирован, установлена отечественная техника: дизель-генераторы и стационарная аккумуляторная батарея. Установлен проблесковый аппарат, и огонь маяка стал проблесковым: период 6 секунд проблеск 1,5 секунды, темнота 4,5 секунды. Установлен новый радиомаяк КРМ-50 (позже был установлен радиомаяк КРМ-250, который проработал до 2003 года).

В 1968 году на платформе старого был установлен новый светооптический аппарат ЭМН-500.

В 1977 году маяк был подключен к внешней электросети – построена линия электропередач, трансформаторная подстанция, были построены маячно-техническое здание и гараж для автотранспорта.

 

В 2012 году в линзу светооптического аппарата ЭМН-500 был установлен современный источник света на светодиодах, который функционирует в настоящее время. Одновременно маяк стал во всем секторе (70° - 250°) светить зеленым огнем, проблесковая характеристика маяка осталась прежней.

 

Несомненно, рассказывая о маяке, необходимо рассказать и о его людях, обеспечивающих его работу.

О смотрителях Кыз-Аульского маяка XIX и начала XX века нам практически ничего неизвестно. Единственное упоминание о них в архивах Керчи относится к 1912 и сообщает, что «смотрителем Киз-Аульскаго маяка был коллежский секретарь Федор Павлович Альшевский, проживал на маяке (от Керчи 30 верст)».

К началу Великой Отечественной войны начальником Кыз-Аульского маяка был Алексей Лаврентьевич Зубенин. Именно он возглавил в 1941 году эвакуацию маяка на Таманский берег, а в 1944 обеспечил восстановление работы маяка в кратчайшие после освобождения Керчи сроки. Также А.Л. Зубенин принимал активное участие в подготовке и осуществлении Керченско-Феодосийской и Керченско-Эльтигенской десантных операций, обеспечивал работу маяков на Керченском полуострове в период между оккупациями его гитлеровцами.

После войны на маяке длительное время работали Федирко Я.Е., Свинин В.П., Свинина Л.А., Голубев В.П., Голубева З.Ф., Трушин С.Ф., Трушина Т.И.

Настоящими долгожителями Кыз-Аульского маяка можно назвать семейную пару смотрителя маяка Щур Александра Ивановича и смотрителя огня Щур Елены Филипповны, которые работают на маяке с 1988 года по сегодняшний день, с достоинством перенося все трудности и невзгоды жизни вдали от людей.

Кыз-Аульский маяк – один из красивейших маяков на Черном море. Сохраненный в первозданном виде маяк не только позволяет прикоснуться к истории мореплавания России, но и в наши дни обеспечивает безопасность судоходства. Вот только хватило бы нам мудрости и памяти к своим далеким предкам сохранить для потомков этот незабываемый морской шедевр.

 

 

Используемая литература:

Аксентьев С.Т. Путешествия по крымским маякам. Художественно-исторические очерки. –

М.: Издательство «Спутник+», 2014. - 176 с.

Поделиться:
Оценить:

Последние новости